. Долги наследника некогда известной саратовской бизнес-фамилии оказались больше, чем предполагалось

Долги наследника некогда известной саратовской бизнес-фамилии оказались больше, чем предполагалось


Алексей Сергеевич Ошменский стал банкротом по собственному желанию в ноябре 2017 года, сумма финансовых претензий к отпрыску некогда известного банкира уже вдвое превысила предполагаемую.

В ноябре 2017-го саратовский арбитраж ввел процедуру банкротства в отношении Алексея Ошменского, заявившего суду о наличии долгов в сумме более 6 миллионов рублей, отдать которые 22-летний человек был, по его мнению, не в состоянии. Самый крупный долг у предпринимателя был перед КБ «БФГ-Кредит» — в размере 4,5 млн рублей (видимо, достался по наследству, так как кредитный договор был заключен в 2006 году, когда Ошменскому было 11 лет). Вторым кредитором была некая Попова Дарья Николаевна, которой молодой человек по собственному признанию был должен чуть более миллиона рублей.

Интерес в этой истории представляет не день сегодняшний, а далекое прошлое, которое ведет отсчет от 2006 года, когда у саратовского комбанка «Хард» была отозвана лицензия. Соучредителем и председателем правления кредитного учреждения был известный саратовский банкир Сергей Ошменский.

Судя по формулировке, с которой Центробанк отзывал лицензию у провинциальной кредитной организации, Хард-банк выступил едва ли не пионером ныне широко известных технологий. Банку вменялось неисполнение профильных законов, а также ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Среди скандальных подробностей, которые были пущены по страницам СМИ с подачи ЦБ, фигурировало вовлечение банка в широкомасштабные сомнительные безналичные операции по выводу денежных средств за границу. В частности, с мая по август 2006-го «Хард», в считанные месяцы превращенный в помойку, прогнал через свои счета за рубеж около 4 млрд рублей. За последние 3 месяца жизни тот же банк-камикадзе выдал клиентам наличных средств по классической обнальной статье «закупка сельхозпродукции» на сумму более миллиарда рублей. При этом уставный капитал банка равнялся 53 млн рублей, доходы банка на середину лета 2006-го составляли 15 млн рублей, расходы — 14 млн рублей.

Еще раньше, в 2002 году, мэрия Саратова в период «царствования» Юрия Аксененко взяла у банка кредит в сумме 15 млн. рублей под залог двенадцати зданий и помещений в центре города. Естественно, кредит был просрочен, свыше десяти объектов на десятки миллионов рублей из собственности муниципалитета были выведены. Писали, что банк реализовал недвижимость так называемым добросовестным приобретателям из числа компаний, близких Сергею Ошменскому. Вряд ли столь дерзкая выходка сошла бы банкиру с рук, если бы в теме не были некоторые деятели беспардонно ограбленного муниципалитета.

Потеря банка, как говорят, была связана с тем, что сам Ошменский был, скажем так, сильно огорчен покупателями, желавшими приобрести скромное кредитное учреждение в провинции с помещением и лицензией. Покупатели хотели сэкономить на первоначальных расходах по входу в регион и поэтому якобы сильно оптимизировали, в том числе, расчеты с продавцом банка.

Подробности сейчас уже вряд ли кто расскажет, но в общих чертах, поняв, что ушлые москвичи повели себя не так, как ожидалось, со словами «так не достанься же ты никому» Ошменский якобы сам пустил на дно свое детище.

После 2006 года дела самого экс-банкира, оказавшего «неоценимые услуги» публике, заграбаставшей 12 зданий и помещений в центре Саратова, не были отмечены печатью громкого успеха. Приметная фамилия всплывала то в контексте турбаз, то разрозненных активов в сельской местности. В 2010 году в СМИ появились сообщения, что Сергей Ошменский скончался.

Его потомок, Алексей Сергеевич Ошменский, был учредителем инвестиционно-строительной компании «Эдельвейс», ликвидированной в 2018 году, и больше на бизнес-поприще официально не отметился.

Во владении Ошменского-младшего числится квартира общей площадью 84,4 кв.м, кроме того, имеются некие доли в земельных участках. Помимо признанных судом требований Дарьи Поповой в сумме порядка 1,2 млн рублей, в реестр кредиторов вошел банк «БФГ-Кредит» в лице АСВ как конкурсного управляющего. При этом суд включил в реестр на 4 млн руб, как предполагал банкрот, а почти 10 миллионов.

На подходе еще один «наследственный» кредитор — саратовское ООО «Профиль» с суммой в 4,8 млн рублей. В свое время «Профиль» судился с компанией, учрежденной Сергеем Ошменским, из-за не полностью  возвращенного займа в сумме 8 млн рублей. Срок процедуры банкротства для Алексея Ошменского продлен до 13 июля 2018 года.

Источник: business-vector.info

Ссылка на основную публикацию
Яндекс.Метрика